Эксперимент «Настойка»

Алкоголь и фокус-группа – наша новая экспериментальная методика.

Особенность наших соотечественников такова, что далеко не многие готовы открыто и развернуто говорить на политические темы. Это обусловлено как спецификой политической социализации, так и текущей социально-политической атмосферой. Граждане редко изъявляют желание вникать в вопросы политики и в своих ответах часто используют шаблонные фразы:
«Голосую за Жириновского. Он веселый»
«Кто если не Путин?»

Однако сложно поспорить с тем, что во время домашних застолий политика становится одной из самых популярных и горячих тем для обсуждений.
Так или иначе, человек – существо политическое. Но какова в этом роль алкоголя?
Алкоголь – это самый популярный способ коммуникативного допинга. Он приглушает защитные реакции организма и позволяет глубже проникнуть в человеческое подсознание. Спиртные напитки снижают уровень тревожности и стресса, обеспечивает выброс дофамина, в связи с которым психологические особенности личности могут проявляться по-разному. Как правило, повышается готовность к действию и активность, склонность к рискованному поведению, возрастает уровень агрессии и эмоциональности.
Выражение своей гражданской позиции на домашнем застолье может носить более искренний характер, нежели ответ в ходе соцопроса.
Что если домашнее застолье приобретет формат, пригодный для научного исследования?


Проведенное нами фокус-групповое исследование представляет собой эксперимент в области политической социологии с целью изучения влияния алкоголя на различные аспекты выражения мнения о политике.


Суть эксперимента и его организация
Цель исследования
так называемой «пьяной» фокус-группы – проследить закономерности и особенности поведения респондентов под воздействием алкоголя: как развивается характер их рассуждений, как они взаимодействуют друг с другом.
Гипотеза
данного исследования состоит в том, что приглашенные участники могут по-разному отвечать на одни и те же вопросы по мере опьянения.
Предполагается, что
1.   Респонденты могут поменять свое мнение на диаметрально противоположное;
2.   Начать отвечать более откровенно или развернуто;
3.   Использовать чаще ненормативную лексику;
4.   По мере увеличения дозы алкогольного напитка респонденты охотнее будут раскрывать свои истинные мотивы участия в данном эксперименте;
5.   Коммуникативный допинг активизирует подавленную индивидуальность. Это может проявиться в использовании новых прилагательных и эпитетов. Человек будет активен в рассказе: интересные истории из жизни или личная трагедия;
6.   Влияние коммуникативного допинга может стимулировать респондента к раскрытию внутренних переживаний;
7.   Кроме того, важно понять, вызывает ли повторение вопросов негативные эмоции у респондентов – замечают ли они, будучи в состоянии алкогольного опьянения, что вопрос иначе сформулирован, однако его суть остается такой же.
Эксперимент предполагает интервальное употребление одинакового количества высокоградусного напитка каждым из респондентов. Интервал принятия алкоголя (стопки 20-25 градусной настойки) составляет 12 минут. Таким образом, в течение 90 минут каждый из участников должен был выпить в среднем по 250 мл алкоголя, что приведет респондентов к алкогольному опьянению.
Участниками эксперимента стали восемь незнакомых друг с другом людей, четыре женщины и четверо мужчин, проживающих в г. Москве.
Случайные прохожие были заранее найдены рекрутером и ознакомлены с условиями эксперимента.
Пул вопросов для участников фокус-группы состоит из 2-х блоков. Каждый блок включает в себя 7 тем:
1
Положение дел в стране и городе Москве
2
Оценка деятельности президента В. В. Путина
3
оценка деятельности мэра Москвы С. С. Собянина
4
Оценка деятельности Государственной Думы
5
Мнение о политических партиях
6
Мнение о выборах
7
Отношение к эмиграции из России
Темы в первом и втором блоках аналогичны. Так, участникам дискуссии с течением времени задаются одинаковые по смыслу, но разные по формулировке вопросы, чтобы проследить динамику их мнения в процессе алкогольного воздействия.
Важную роль в этом эксперименте играет место. Мы попробовали воссоздать атмосферу домашнего застолья в ресторане. Стандартные помещения для подобного рода мероприятий не подходят, так как респонденты могут некомфортно чувствовать себя и не смогут раскрепоститься в полной мере
Стоит отметить, что такая обстановка сразу расположила респондентов. Они предложили начать общение с тоста, что сразу сделало разговор менее формальным.
За происходящим со стороны наблюдал политический психолог и делал свои независимые выводы.
ОСНОВНЫЕ
ВЫВОДЫ
С употреблением алкоголя наблюдалось возрастание откровенности и прямолинейности участников дискуссии. По истечении 60 минут респонденты перестали стесняться в выражениях, в дискуссии появилась экспрессия, ранее закрытые в своих мыслях респонденты начали откровенно высказываться и перестали бояться критики. Повышение эмоциональности под воздействием спиртного оказалось более характерно для мужчин. Их высказывания становились менее сдержанными, появилось больше грубой лексики.

К концу эксперимента было отмечено 3 ярких изменения.

Первый вид динамики можно условно назвать «занятие сторон». Если в начале дискуссии при минимальном количестве выпитого алкоголя респондент мог отмечать как положительные, так и отрицательные моменты в положении дел в стране, политике В. В. Путина и С. С. Собянина и т. д., то во второй половине дискуссии по возрастании количества выпитого он останавливался лишь на одной точке зрения:
Фразы респондента в начале дискуссии:
«У меня есть и позитивные, и негативные. Мне нравится, как Москва преобразовалась, как метро расширилось, МЦД. Так же парки, озеленение, чистота. Но есть и минусы. Та же самая плитка, которую часто перекладывают. Нравится, что новые дома строят, но не нравится, что много старых домов оставляют. Я живу в Кузьминках, у меня весь район в этих пятиэтажках, девятиэтажках».
(Первый блок, мужчина, 20 лет)

Фразы респондента под конец эксперимента:
«Я отношусь положительно. Мне всё нравится, что он делает». (Второй блок, мужчина, 20 лет)
Второй вид динамики можно охарактеризовать как «воля эмоциям». По мере потребления коммуникативного допинга в речи наиболее сдержанного и интеллигентного респондента все чаще прослеживаются эксцентричные выражения и яркие эпитеты. Если в начале обсуждения респондент подбирал слова и боялся своей позицией смутить окружающих, то влияние алкоголя и одобрение его слов остальными участниками дискуссии спровоцировало всплеск эмоциональной активности:
Фразы респондента в начале дискуссии:
«Я считаю, что, если уж и брать чей-то опыт, то опыт норвежского, финского и тд. Так называемого, скандинавского социализма». (Первый блок, мужчина, 31 год)
«В его команде я вижу много технократов. Они берут опыт лучших мировых столиц, таких как Токио, Нью-Йорк, и пытаются сделать совмещение стилей».
(Первый блок, мужчина, 31 год)

Фразы респондента в середине и под конец эксперимента:
«Просят проголосовать за их депутата, чтобы он компьютер какой-то школе подогнал. Позорище, просто кошмар».
(Второй блок, мужчина, 31 год)
«Ничто не вызывает большего омерзения, чем наша Дума». (Второй блок, мужчина, 31 год)
«Они так радовались собянинской подачке в 20 тысяч».
(Второй блок, мужчина, 31 год)
Третий вид динамики – «желание высказаться». Под влиянием коммуникативного допинга наиболее напряженные и замкнутые респонденты склонны расслабляться, о чем говорит их язык тела и коммуникационная активность: респондент разжимает пальцы, убирает руки из-под стола, начинает активно жестикулировать и высказывать свою откровенно оппозиционную гражданскую позицию, связанную с глубокими внутренними переживаниями за отдельные проблемы страны. В словах такого респондента много конкретики и примеров из жизни.
Фразы респондента в начале дискуссии:
«Я согласна. Конституция же не просто так пишется. Должны соблюдаться законы Российской Федерации. И переписывать их под себя категорически нельзя. Я за соблюдение законов». (Первый блок, женщина, 43 года)
«Я против. Почему? Да просто. Раньше хотя бы идеология была, мы шли к светлому будущему, а сейчас? Ребёнку очень трудно объяснить, что она родилась при нём и неизвестно сколько ещё будет при нём» (Первый блок, женщина, 43 года)

Фразы респондента в середине и под конец эксперимента:
«Она не может лучше быть [ситуация в стране]. Закон о свободе слова. Вот мы сидим, разговариваем, но не факт, что завтра кто-то не напишет какую-то кляузу, донос. Цены взлетели так, что страшно в магазин ходить. Кому-то стало лучше, айтишникам, да. Для меня год был крайне сложный, и он продолжается. В плане здоровья, денег, общественной жизни. Ближе к сентябрю всё больше политики. Весь интернет забит этим, один негатив». (Второй блок, женщина, 43 года)
«Так оно и не будет обращать на мою проблему внимания. Даже на больных детей. Им всем миром собирают на лекарства, но государство на это не обращает внимания. В чём проблема? Государство не может себе позволить сделать им уколы? Я считаю, может. У нас не так много больных детей, чтобы государство на них не обращало внимания. В данный момент мы можем повлиять только общественным мнением. То есть информационно, через социальные сети. Но, как вы знаете, оно сейчас тоже всё чревато последствиями. Можешь попасть на статью». (Второй блок, женщина, 43 года)
При этом как позитивные, так и негативные оценки большей части респондентов оказались достаточно устойчивыми в процессе воздействия алкоголя.
Так или иначе, влияние спиртного не одинаково отражалось на поведении участников эксперимента. Для одной части респондентов изменения были не значительными, для другой – вполне заметными. Чаще это проявлялось в повышении эмоциональности, иногда – в возрастании замкнутости.
Данные изменения позволили отметить, какие социально-политические вопросы вызывают у людей особенное беспокойство. Среди таких вопросов:
  • последствия пандемии коронавируса и политика С. С. Собянина по борьбе с его распространением;
  • качество депутатского корпуса;
  • значимость выборов в органы государственной власти;
  • сменяемость власти
В состоянии алкогольного опьянения респонденты замечали смысловое повторение вопросов. Это вызывало скорее негативные эмоции и нежелание отвечать развернуто.
Полученная доза коммуникативного допинга способствовала сплочению коллектива, несмотря на расходящиеся мнения его участников.

По заключению психолога, воссозданная атмосфера дружественного уюта, алкоголь как стимул к коммуникации и качественная модерация беседы, позволили получить наиболее искренние ответы со стороны участников беседы.

Результаты эксперимента указывают на необходимость дальнейшего изучения и уточнения закономерностей влияния алкоголя на выражение политического мнения.

Благодарим всех, кто принимал участие в исследовании, ознакомился с ним и распространил в средствах массовой информации и социальных сетях!