«Специальная военная операция» на Украине: отношение россиян. Пятая волна (13-15 апреля)

Исследовательская группа Russian Field вместе с руководителем фонда «Городские проекты» Максимом Кацем* провела пятую волну инициативного исследования отношения россиян к «специальной военной операции» на Украине.

*- признан властями РФ иностранным агентом
Цель исследования
выяснить отношение россиян к «специальной военной операции» на Украине
Задачи исследования:
1.    Оценить уровень удовлетворенности россиян положением дел в стране в настоящий момент
2.    Определить, ощущают ли респонденты влияние санкций на их жизнь, а также жизнь родных и друзей
3.    Выявить топ-5 дружественных и недружественных стран по отношению к России в настоящий момент
4.    Проанализировать оценку россиян о ходе военных действий на Украине
5.    Выяснить, какие успехи и неудачи видят респонденты в ходе «военной операции»
6.    Определить длительность «военной операции» по мнению россиян
7.    Оценить уровень готовности опрашиваемых принять личное участие в военных действиях на Украине и уровень поддержки их решений со стороны родственников
8.    Выявить отношение россиян к продолжению «военной операции»
9.    Проанализировать мнение россиян о необходимости поддерживать дружественные отношения с Украиной
10. Выяснить, считают ли россияне русских и украинцев одним народом
11. Узнать, сталкиваются ли россияне с конфликтами со своими близкими на тему ситуации на Украине
12. Узнать, меняется ли с течением времени позиция россиян о ситуации на Украине
Выборка:
Размер выборки - 1627 респондентов. Выборка квотная, репрезентативная по полу, возрасту в рамках РФ и федеральных округов в частности. Для данной выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,5%.
Методология:
Всероссийский телефонный опрос по случайной выборке телефонных номеров в разных федеральных округах РФ. Наблюдение за качеством сбора данных осуществлялось при помощи аудиозаписей интервью с последующим контролем 100% массива. 
Дата исследования:
13-15 апреля 2022 года.
Отказы
Обращаем ваше внимание на то, что результаты исследования по ряду вопросов о происходящем на Украине могут не совпадать с реальной ситуацией. Россияне боятся говорить на эту тему – увеличились отказы, снизилась искренность.

С 13–16 марта (3 волна) по 23–25 марта (4 волна) доля отказов и прерванных звонков оставалась неизменной. В пятой волне (13-15 апреля) наблюдается заметное снижение отказов. Теперь на одну целевую анкету приходится 12,6 отказов и прерываний, что значительно ниже по сравнению с предыдущими волнами (17,97 в 3 волне и 16,7 в 4 волне). Однако число отказов по-прежнему является отклонением от нормы.

В таблице предоставлены данные по количеству успешных/неуспешных звонков за 5 волн нашего исследования.
Положение дел в стране
Одна пятая респондентов довольны текущим положением в стране. Почти столько же (22%) – недовольны.

Уровень удовлетворенности положением дел увеличивается с возрастом: среди молодых людей и респондентов среднего возраста 45% довольны ситуацией в стране, среди следующих возрастных групп удовлетворенность растет до 54%-56%.

Удовлетворенность ситуацией в стране растет вместе с доходом: бедные респонденты чаще других высказывают недовольство. Удовлетворены ситуацией треть респондентов со средним доходом и более половины опрошенных с высоким доходом.

Заметна корреляция уровня удовлетворенности и образования: чем ниже уровень образования, тем чаще респондент доволен положением дел. И наоборот – чем выше уровень образования, тем уровень недовольства выше.

В сравнении с предыдущей волной оценка положения дел не изменилась (в рамках социологической погрешности).
Влияние санкций
Санкции коснулись лично – 43% опрошенных, столько же респондентов ответили, что не ощущают их влияния.

Чаще других о влиянии санкций сообщают молодые респонденты (59% - санкции коснулись лично) и респонденты среднего возраста (52% - санкции коснулись лично). Чаще других не чувствуют влияние санкций респонденты в возрасте 45-59 и 60+.

Наиболее сильно санкции ощущают опрошенные с низким доходом.

Чем выше уровень образования, тем чаще респонденты заявляют, что санкции повлияли на их жизнь, жизнь родственников и друзей.

В сравнении с предыдущей волной опроса данные не изменились (в рамках социологической погрешности).

Топ 5 дружественных и не дружественных стран

Мы спросили респондентов: «Какие три страны, на ваш взгляд, являются наиболее дружественными для России в настоящее время?». Лидером стала Беларусь (550 упоминаний). На втором месте – Китай (484 упоминания). Замыкает тройку лидеров – Индия (174 упоминания). Также друзей россияне видят в Казахстане (148 упоминаний) и в Сербии (122 упоминания).

Аналогичный вопрос мы задали и по недружественным для России странам. С большим отрывом рейтинг возглавили – США (695 упоминаний). Следом идет Великобритания (319 упоминаний). Замыкает тройку лидеров – Украина (305 упоминаний). Далее следуют Польша (251 упоминание) и Германия (221 упоминание).

«Военная операция» - успешна?

⅕ респондентов (21%) уверены, что «военная операция» проходит успешно. Еще 39% считают, что скорее успешно. 22% уверены, что действия российских военных не приносят успеха. Также высок процент затруднившихся – 18%.

Молодые респонденты чаще других считают, что «военная операция» проходит не успешно - таких 29%. С возрастом респонденты чаще заявляют о том, что действия российских военных скорее успешны, однако во всех возрастных группах есть заметная доля затруднившихся: 19%-12%.

Те респонденты, кто указал свой доход как крайне низкий, разделились на две равные группы: половина из них считает, что «военная операция» проходит успешно, другая, что неуспешно. В этой же группе и самый высокий процент затруднившихся.

Оценка действий российских военных по уровню дохода растет неравномерно. Среди респондентов со средним доходом вера в успех достигает 67% снижаясь до 59% у респондентов с доходом выше среднего.

Однако среди тех, кто «может позволить себе практически все», подавляющее большинство уверены, что «военная операция» проходит успешно.

Оценка действий российских военных существенно зависит от уровня образования респондента: среди тех, кто окончил колледж, 71% уверены, что «военная операция» проходит успешно. Среди респондентов с высшим образованием таких 54%.

Топ успехов и неудач «военной операции»

В качестве главных успехов «военной операции» респонденты чаще всего называли освобождение городов и территорий: Мариуполя, Харькова, ДНР и ЛНР.

Основной неудачей опрошенные считают сам факт проведения военной операции, также вспоминают потери российских военных и плохую подготовку к военным действиям.

Как долго продлится «военная операция»

Чаще всего респонденты затрудняются оценить, сколько еще продлится «военная операция» (22%).

Опрошенные не ждут быстрого завершения военных действий: 18% ожидают, что они будут продолжаться более года, 17% - полгода, 16% - три месяца.

В сравнении с прошлой волной опроса (23-25 марта) большее число респондентов смогли спрогнозировать длительность «военной операции». Опрошенные стали чаще выбирать более продолжительные сценарии военных действий: от полугода и более.

Личное участие в «военной операции» (вопрос задавался только мужчинам)

56% опрошенных мужчин не приняли бы личное участие в «военной операции» на Украине. Воспользовались бы возможностью отправится на военные действия 34% респондентов.

Большинство респондентов в каждой возрастной группе не приняли бы участие в «военной операции» за исключением пенсионеров: 41% среди них согласились бы принять участие в «военной операции», столько же - нет; среди этой группы также велика доля затруднившихся.

Чаще других от участия в «военной операции» отказываются опрошенные мужчины 30-44 лет.
Наблюдается прямая зависимость от оценки положения дел в стране: чем больше респондент доволен ситуацией в России, тем чаще он заявляет о готовности принять участие в «военной операции». Однако почти треть тех, кто полностью доволен положением дел, не готовы принимать личное участие в военных действиях.
Те респонденты, кто оценивает действия российских военных как определенно успешные, чаще других готовы принять личное участие в «военной операции». Однако этот процент существенно снижается среди тех, кто оценивает военную операцию как «скорее успешную».

Подавляющее большинство респондентов, которые ответили, что «военная операция» проходит неуспешно, не готовы принять в ней личное участие: таких 84%-88%.

С увеличением дохода растет готовность принять личное участие в «военной операции». Самые бедные респонденты значительно чаще других отказались бы от такой возможности, в то время как больше половины самых богатых согласились бы. Среди респондентов со средним доходом около трети воспользовались бы возможностью принять участие в военных действиях.

С повышением уровня образования значительно снижается готовность лично поучаствовать в «военной операции». Чаще других готовы принять участие респонденты со средним специальным образованием (43%), среди опрошенных с высшим образованием таких 29%.

Поддержка родственников в участие в «военной операции» (вопрос задавался только женщинам)

Немногим больше трети (37%) опрошенных женщин поддержали бы своего родственника, если бы он захотел принять участие в «военной операции», 53% - не поддержали бы.

Наибольшую поддержку готовы оказать женщины старшего, пенсионного возраста, наименьшую - самые молодые респондентки.

Опрошенные с крайне низким доходом меньше других поддержали бы желание своего близкого принять участие в военных действиях. Наибольший процент поддержки среди тех, кто отметил свой доход как крайне высокий.

С повышением уровня образования снижается готовность поддержать решение близкого об участии в «военной операции», однако не так резко, как среди мужчин.

Продолжение «военной операции»

Больше половины респондентов (54%) считают, что «военную операцию» необходимо продолжать, треть (35%) – переходить к мирным переговорам.
Мужчины чаще чем женщины считают, что «военную операцию» нужно продолжать: 60% мужчин против 49% женщин.

Милитаристские настроения растут вместе с возрастом: треть опрошенной молодежи выступают за продолжение «военной операции», среди пенсионеров их 66%.

Подавляющее большинство респондентов, которые уверены в том, что военные действия идут успешно, считают, что их нужно продолжать. Обратная картина среди тех, кто оценивает «военную операцию» как неуспешную: среди них большинство респондентов выступают за мирные переговоры.

Чаще других за продолжение «военной операции» выступают респонденты со средним и очень высоким доходом.

Дружественные отношения с Украиной

Большинство респондентов (64%) считают, что Россия должна поддерживать дружественные отношения с Украиной. Чуть меньше трети (27%) не согласны с этим утверждением.

Молодые респонденты чаще других говорят о том, что Россия и Украина должны дружить. Реже, но незначительно, об этом заявляют пенсионеры.

За полтора месяца военной операции существенно сократился процент тех, кто выступает за дружбу между странами – с 88% до 64%.

Русские и украинцы – один народ?

Большинство респондентов (71%) считают русских и украинцев одним народом. Четверть ответили, что это не так.
Молодые респонденты реже других согласны с утверждением о том, что русские и украинцы — это один народ. Чаще других его поддерживают опрошенные возрастной группы 45-59.

Те респонденты, кто уверен в успешности «военной операции», чаще других отвечают, что русские и украинцы — это один народ. Этот процент существенно снижается среди тех, кто ответил, что военные действия идут неуспешно.

Конфликты с близкими из-за военных действий

Большинство респондентов (79%) не ссорились с родственниками и друзьями из-за событий на территории Украины.

Немногим чаще других ссорились с родственниками и друзьями опрошенные возрастных групп 18-29 и 45-59.

Те, кто считает «военную операцию» неуспешной, значительно чаще других заявляют о том, что ссорились с родственниками и друзьями на эту тему.

С уровнем образования растет процент тех, кто вступал в конфликт с близкими на тему событий на Украине.

Вернуться в прошлое и отменить решение о «военной операции»

Больше половины респондентов (56%) не отменили бы решение о начале «военной операции» в прошлом, если бы им представилась такая возможность. Чуть больше четверти опрошенных (28%) отменили бы это решение.

Чем старше респондент, тем чаще он не стал бы отменять решение о начале «военной операции» в прошлом: большая часть молодых людей изменили бы это решение (43%), среди пенсионеров за отмену выступают 19%.

Большинство респондентов, кто считает, что «военная операция» проходит успешно, не хотели бы отменить решение о ее начале в прошлом. Те, кто уверен, что действия российских военных неуспешные - отменили бы «военную операцию», если бы такая возможность появилась.

Респонденты с низким доходом чаще заявляют о том, что хотели бы отменить решение о начале «военной операции» в прошлом. Чем выше доход, тем чаще опрошенные не стали бы ничего менять.

Чем выше уровень образования, тем чаще респонденты заявляют о том, что отменили бы «военную операцию» в прошлом, если бы появилась такая возможность.

В сравнении с предыдущими волнами соотношение тех, кто хотел бы и не хотел бы изменить решение о «военной операции», не изменилось.
Выводы
1. В данном исследовании, как и в предыдущих волнах, четко прослеживается разделение респондентов на две группы: молодые респонденты (в этой волне к ним часто примыкают опрошенные 30-45 лет), женщины, люди с низким доходом, с высшим образованием чаще имеют антивоенное настроение и критически оценивают ситуацию в стране. Респонденты старше 45, мужчины и опрошенные с высоким доходом чаще довольны положением дел и выступают за продолжение «военной операции».

2. На протяжении трех волн исследования данные при ответе на вопрос «Если бы вы у вас была возможность вернуться в прошлое и отменить решение о начале военной операции, вы бы это сделали или не сделали?» не менялись (в рамках погрешности). 

Процент тех, кто не стал бы отменять решение о «военной операции» остается на уровне 57%-56%, что соответствует уровню поддержки «военной операции» в самом ее начале.

27%-28% опрошенных на протяжении трех волн хотели бы отменить решение о начале «военной операции», что близко к уровню неодобрения действий российских властей на территории Украины в ее начале и значительно выше тех цифр, которые мы получали в результате прямого вопроса о поддержке и неподдержке.

Можно осторожно предположить, что реальный уровень поддержки «военной операции» не рос на протяжении месяца, а сохранялся на том уровне, на котором сформировался в самом начале. Заметная доля затруднившихся ответить на данный вопрос за полтора месяца не сформировали четкую позицию и не заняли сторону.

3. Одна пятая респондентов довольны текущим положением дел в стране. 
Почти такое же количество (22%) – недовольны. 

Чаще критически оценивают положение дел молодые респонденты, опрошенные с низким доходом и высшим образованием.

С увеличением возраста и дохода, но снижением уровня образования удовлетворение ситуацией в стране растет. 

В сравнении с предыдущей волной оценка положения дел не изменилась (в рамках погрешности). 

4. 43% опрошенных санкции коснулись лично, столько же респондентов ответили, что не ощущают влияния санкций. 

Больше других санкции коснулись молодых респондентов, людей с низким доходом и высшим образованием. 

С увеличением возраста и дохода, но снижением уровня образования респонденты чаще заявляют о том, что санкции их не коснулись.

В сравнении с предыдущей волной опроса данные не изменились (в рамках погрешности). 

5. Среди дружественных стран респонденты чаще называют граничащие с Россией территории: Беларусь, Китай, Казахстан. Также в этот список попали Индия и Сербия.  

В качестве недружественных стран респонденты значительно чаще других называли США, за ней следуют Великобритания, Польша, Украина и Германия.

6. Большинство опрошенных считают, что «военная операция» проходит успешно. Чуть больше ⅕ респондентов ответили, что действия российских военных не успешны. Также высок процент затруднившихся – 16%

Наиболее критически настроены молодые респонденты, опрошенные с низким доходом и высшим образованием. 

О том, что «военная операция» проходит успешно чаще сообщают респонденты старшего возраста, люди со средним доходом и средним образованием.

7. В качестве главных успехов военной операции респонденты чаще всего называли освобождение городов и территорий: Мариуполя, Харькова, ДНР и ЛНР.

Основной неудачей опрошенные считают сам факт проведения военной операции, также вспоминают потери российских военных и плохую подготовку к военным действиям. 

8. В оценке перспективы продолжения «военной операции» большинство опрошенных не ожидают быстрой победы: больше половины называет промежуток от полугода до года и более.

В сравнении с прошлой волной опроса респонденты стали чаще выбирать более продолжительные сценарии военных действий.

9. Большинство мужчин не приняли бы личное участие в «военной операции» на Украине. Воспользовались бы возможностью отправится на военные действия треть респондентов.

Наибольшую готовность принять участие в военных действиях высказывают пожилые мужчины, которые в силу возраста сняты с воинского учета. Большинство опрошенных призывного возраста и молодых мужчин, состоящих в запасе, не готовы принимать личное участие в «военной операции». 

Неожиданный вывод следует из разреза об уровне дохода: бедные респонденты чаще других не хотели бы принимать участие в «военной операции». Напротив, более половины людей с высоким доходом согласились бы на участие в военных действиях.

Стоит отметить, что бедные респонденты критически оценивают ситуацию в стране и не поддерживают «военную операцию» (следует из предыдущих волн опроса), возможный дополнительный заработок не мотивирует их участвовать в военных действиях.

Респонденты с высоким доходом напротив чаще выражают поддержку «военной операции» и позитивно оценивают положение дел в стране, можно предположить, что ради сохранения комфортной жизни они готовы на участие в военных действиях.

Респонденты с высшим образованием не готовы принимать участие в «военной операции», среди людей со средним образованием процент выше, однако не больше половины. 

Среди женщин поддержка распределилась похожим образом: молодые женщины с низким доходом чаще не поддержали бы решение родственника об участии в военных действиях.

10. Больше половины респондентов считают, что «военную операцию» необходимо продолжать, треть – переходить к мирным переговорам.

За мир чаще выступают женщины, молодые респонденты и опрошенные с низким доходом.

Продолжать военные действия чаще хотят мужчины, люди старшего возраста со средним или высоким доходом, уверенные, что «военная операция» проходит успешно.

11. Большинство респондентов считают, что Россия должна поддерживать дружественные отношения с Украиной. Чуть меньше трети не согласны с этим утверждением.

Молодые респонденты чаще других говорят о том, что Россия и Украина должны дружить. Реже, но незначительно, об этом заявляют пенсионеры.

За полтора месяца военной операции существенно сократился процент тех, кто выступает за дружбу между странами.

12. Большинство респондентов считают русских и украинцев одним народом. Четверть ответили, что это не так. 

Этот тезис чаще высказывают респонденты старшего возраста и опрошенные, уверенные в успехе «военной операции».

13. Большинство респондентов не ссорились с родственниками и друзьями из-за событий на территории Украины.

Немногим чаще других ссорились с родственниками и друзьями опрошенные возрастных групп 18-29 и 45-59 – родители и дети. 

Те, кто считает «военную операцию» неуспешной, значительно чаще других заявляют о том, что ссорились с родственниками и друзьями на эту тему. С уровнем образования растет процент тех, кто вступал в конфликт на тему событий в Украине.

Благодарим всех, кто принимал участие в исследовании, ознакомился с ним и распространил в средствах массовой информации и социальных сетях!


Поддержать нашу работу можно тут